Поиск
Система Orphus

Разыскиваются ошибки и очепятки. Нашли? Выделите и нажмите Ctrl + Enter!

Между миром и войной

Между миром и войной

добавлено: просмотров: 2055
Автор: Елена Лунина

Часть первая. Война под боком. Защита границы российской

Душой и мыслями в Новороссии. Хотя, и в Шахтах дел хватает. Успевают всё. Охранять пункт выдачи провизии пострадавшим от военных действий в ЛНР и ДНР. Впрочем, помощь нуждающимся собирают и своими силами, а также содействуют в обеспечении безопасности горожан в периоды всевозможных празднований и митингов. Но даже находясь за несколько десятков километров от границы, они начеку. Собрав вот так, в один из дней лета 2014-го, своих соратников, атаман Православного войска казаков Дона Дмитрий Суворов объявил: ситуация на Должанской - пункте перехода в районе Новошахтинска, неспокойна.

Дмитрий Суворов, атаман Православного войска казаков Дона: "Захожу в интернет, там пишут, мол, банда казаков захватила границу и держит. Думаю, надо выехать. Поехал. Там не банда, обычные казаки стоят воюют, пограничники бросили оружие и убежали украинские".

Это произошло в июне 2014-го. Оборонительные позиции на пункте перехода «Должанский», со стороны Новороссии, заняли казачья гвардия Луганской народной республики и отряд ополчения. Все казаки на тот момент находились в подчинении Николая Козицына. Руководил ими атаман с позывным «Комендант». Ополченцами командовал "Фома" - военачальник из подразделения Алексея Мозгового. Защитников было мало. Многие из ребят не имели даже элементарного военного обмундирования. Левый и правый фланги открыты. Силы расположили в центре. Задача – обеспечить переход мирных граждан – женщин, детей, стариков на территорию, где нет войны, без потерь. На российской границе беженцев встречали. Работал штаб МЧС, сотрудники которого оборудовали пункт временного размещения. За гражданами соседнего государства приезжали родственники. Чтобы забрать своих братьев, сестер, родителей, внуков, россияне прибывали из отдаленных регионов, за тысячи километров.
Дмитрий Суворов: "С первых дней мы вместе пошли туда. У меня был один казак, взрослый, дома оружие легальное, но когда война началась – вот хорошая проверка для казаков – он сказал, что не поедет и сдал удостоверение. Казачья голова самая дорогая из всех, могу привести пример".
Всего 500 метров до российской границы. Прошлым летом полсотни украинских нацгвардейцев на танках, БТР, бронетранспортерах подошли вплотную. В течение трех недель они вели огонь. Несколько снарядов попали на российскую территорию. Врага выбил отряд казачьей национальной гвардии Всевеликого войска Донского. Тяжелое противостояние длилось четверо суток.
Дмитрий Суворов: "Сто человек тут стояло казаков. По окопам были. Тут растяжки, там стояли позиции снайперов казачьей национальной гвардии. Выбили очень жестоко. Но до этого пришли, сказали: давайте, ребята, добровольно выходите складывайте оружие. Они посмеялись. Несколько человек, правда, бросили оружие и убежали. Потом казаки выбили отсюда всю эту украинскую армию".
Август 2014-го. Кого-то из боевиков казаки взяли в плен, другие убежали. Для третьих приграничные земли стали могилой. Нашла ее и команда этого танка. Шансов не было. Машину уничтожили прямым попаданием.
Дмитрий Суворов: "Вот эти вот люди. С какой целью они едут? Кто-то заправиться, кто-то в магазин".
Впрочем, есть надежда, что через какое-то время, ездить слишком часто жителям приграничных районов ЛНР на российскую сторону не придется. Поля разминируют, жизнь возрождается. Медленно, но верно.
Первый из наиболее крупных населенных пунктов – город Антрацит, в 60 километрах от «Должанской».
Дмитрий Суворов (по телефону): "Мы едем. Молодцы, отмечаю вашу лучшую сторону, скоро будем, храни вас Господь... Мы приняли присягу. Только у казака и священника она дается на Евангелии. Мы должны осознанно идти на это. Отвечать придется перед Богом".
Новоборовицы. Когда украинские пограничники в спешке отходили, просто так решили не сдаваться. В нескольких километрах от границы они устроили засаду. Здесь, под Новоборовицами, они намеревались разбить защиту казаков. Неумело устроенный блокпост был ликвидирован отрядами новороссов.
Антрацит. В городе боев не было. Только на подходах. Совсем рядом, в поселке Боково-Платово расстреляли шахтеров. В ходе стычек потери несли и бойцы армии новороссов. Штаб–«Коробка», так ее называют здешние казаки, в бывшем горисполкоме. Тут же для бойцов готовит еду повар тетя Валя. Женщина трудится с начала войны. Когда бы не пришли ребята с передовой, она накроет стол и покормит, даже если на дворе глубокая ночь.
Тетя Валя, повар: "Все необходимо: нехватка масла. Сейчас начали давать сухпайки ребятам на передовую. И здесь, это третий раз, мы получаем. Больше неоткуда".
Украина полностью блокировала все подходы и пути для продовольственных грузов с Запада. Практически вся гуманитарная помощь сейчас поступает из России, говорит начальник шестого территориального оборонительноего батальона, Рашид. В Антраците он заведует комендатурой.
Рашид: "Основная часть войск находится на передовой. Там горячо сейчас – по три, четыре боя за день. Это норма. Остальная часть занимается обеспечением передовой и оказанием помощи населению. Крайне не хватает продуктов. Благодаря нашим коллегам из города Шахты, хоть как-то сдерживаем ситуацию. Да и вообще, все россияне очень сильно помогают. Огромное всем спасибо, поклон. Без вашей помощи, город совсем бы зачах".
Прошлым летом враг подходил к рубежам Антрацита. Но спокойствие и мир отстояли, откинув боевиков на десятки километров. Жизнь в город постепенно возвращается. Но встать на круги своя не просто. Медленно, но верно налаживают платежные и даже мультивалютные системы, запустили расчетно-кассовые центры. Цены на заправках и крупных магазинах не только в гривенном, но и рублевом эквивалентах. Однако, банк ЛНР пока открыть не удалось.
Рашид: "К сожалению, шахты стоят, потому что все завязано на сбыте угольной продукции. На украинской земле. Если наладим сбыт в Россию, то будет гораздо лучше, чем сбыт продукции на Украину".
Люди возвращаются в родные края пока не так интенсивно как в другие районы, говорит комендант. Многие нашли причал в России и есть вероятность, что останутся там на долго. Все-таки война еще не закончилась. И все же, по сравнению с прошлым годом, население Антрацита увеличилось втрое.
Рашид: "Народ духом не упал, перспектив много. У нас сейчас появился шанс построить новое государство. Если получится, можно присоединиться к России. Хорошо будет тогда, когда народ заживет, будет дышать свободно, заработают предприятия. Будем мы при этом в Украине или России, не важно".
Рубежи Антрацита, впрочем, как и других городов Луганской и Донецкой республик, оборонял атаман Вячеслав Пинежанин. Он трагически погиб в ноябре 2014-го. Каждый боец его казачьей сотни будет помнить своего командира всегда, говорят эти ребята. Портрет героя находится не только на его Родине, в штабе командования Антрацита, чтут товарища и шахтинские казаки.
"Человек, который прошел горячие точки и с ним была уверенность. Был обстрелянный командир. Знал что делать, как поступить в той или иной ситуации. Это самое главное. Осенью в Антраците сложилась тяжелая ситуация с отоплением школ, детских садов. Он не спал сутками, занимался угольными вопросами, чтобы обеспечить школы углем".
Дорога на Дебальцево. К слову сказать, практически на всем пути от российской границы обочины и прилегающие территории разминировать еще не успели, или сделали это частично. Кое-где расположены таблички с надписью «Мины». Это значит - ни шагу в сторону.
Направляясь дальше, Дмитрий Суворов рассказал нам, как проходили ноябрьские выборы руководителей республик и депутатов парламентов.
Дмитрий Суворов: "Славик, атаман, обратился к нам за помощью. Сказал: наши идут на передовую, окружать. Надо было обеспечить безопасность на выборах. 20 моих казаков отправились в Новороссию. Кроме оружия, у нас все было. Пересекли границу, приехали. Здесь нас вооружили. Я таких выборов еще не видел. Явка - сто процентов. До того люди надеялись, что сейчас изберём, и будет мирная жизнь".
Тогда передовая была намного ближе, чем сейчас. Весь гарнизон антрацитовских казаков отправился на боевые позиции. Этот мост, неподалеку от города, подорвали свои же. Говорят, так легче обороняться от "укропов", чтобы на относительно мирные улицы не зашла тяжелая военная техника. Танки в город не пустили. Это сделали казаки, и те, кто остались на защите Антрацита и его окрестностей. С мыслями о народной республике, душой в Новороссии.